Будич Н.Ю. Исследование уверенности в себе (2004)

// Социальная работа в Сибири. Сборник научных трудов. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004 - 180с. (с. 113 - 117)

ISBN 5-202-00663-2

Описаны различные подходы к определению понятия "уверенность", трактовки уверенности в себе. Представлены некоторые данные, характеризующие уверенность в себе, которые были получены в результате исследования других психических явлений, условия формирования уверенности в себе. Приводятся данные исследования, посвященного проблеме уверенности в себе людей с инвалидностью.

Ключевые слова: уверенность, уверенность в себе, самооценка, самоотношение, принятие себя, мотив самоуважения.

Одна из проблем, стоящая сейчас перед обществом в целом и перед социальными службами в частности, - это увеличение количества людей, имеющих инвалидность. Для повышения эффективности работы с этой категорией клиентов необходимо учитывать ряд присущих им психологических особенностей. Мы полагаем, что уверенность в себе занимает среди них не последнее место, поскольку оказывает влияние как на адаптацию инвалида к своему новому положению, так и на реабилитационный процесс, и тем самым способствует его возвращению в общество.

В качестве некоего психологического феномена «уверенность» занимает внимание психологов уже больше половины столетия. Рост интереса к данной проблеме был вызван тем, что в последнее десятилетие исследования уверенности стали носить междисциплинарный характер и распространились на экономику, политику и другие сферы жизни человека, где важную роль играет вероятностное прогнозирование. В связи с этим феномен «уверенность» в большей степени исследовался в рамках проблемы принятия решения. Отечественные психологи в основном занимались изучением уверенности студентов и школьников в себе и своих знаниях в соотношении с успеваемостью. Но, несмотря на развитие исследований этого феномена, нужно отметить, что выраженного подхода, определенной школы в изучении уверенности, а также четкого и всеми принятого понятия уверенности на сегодняшний день как в отечественной, так и в зарубежной психологии не сложилось.
Уверенность относилась к определенному теоретическому конструкту из арсенала психологии и трактовалась как:

  • установка (Прангшвили Я. С., 1958);
  • интеллектуальное состояние (Володарская М. Н., 1977);
  • уровень напряжения (Наенко Н. И., 1976);
  • значимое переживание (Котик М. А., 1974);
  • интеллектуальная эмоция (Васильев И. А., 1980);
  • релевантное «Я» когнитивное образование, а также релевантное «Я» эмоциональное переживание (Хантикка Я., 1980);
  • аспект стратегии собственных действий в интеллектуальных играх (Косов Б.Б., Карпов А. Е., 1975) [2].

То есть с помощью термина «уверенность» описывались различные психические явления. Мы будем придерживаться точки зрения И. Л. Зиновьевой, которая предполагает, что все явления, связанные с уверенностью, следует рассматривать как целостный симптомокомплекс, представляющий собой поведенческое описание некоторого гипотетического единого механизма, который обладает стабильностью. Таким образом, уверенность выступает как отражение интегративности, иерархизации, бесконфликтности и степени дифференциации некоторой смысловой структуры. В зависимости от содержания и уровня обобщенности этой структуры в поведении уверенность принимает разные формы [2].

Несмотря на многообразие подходов к феномену «уверенность», выделяют два основных положения в понимании этого конструкта, сложившиеся как в российской, так и в зарубежной психологии, и соответственно два ведущих направления исследований: уверенность в правильности своих суждений и уверенность в себе.

И. В. Вайнер называет их ситуативной и личностной уверенностью соответственно. Он считает, что они взаимосвязаны и являются формами субъективной уверенности. По его мнению, при попадании в конкретную ситуацию формирование субъективной уверенности происходит, с одной стороны, благодаря опыту, уже имеющемуся у человека, с другой - благодаря системе отношений, сложившихся к данной ситуации. Этот опыт и отношения И. В. Вайнер условно назвал субъективным фоном. Согласно его мнению, возможны сочетания высокой личностной уверенности как с высокой, так и с низкой ситуативной уверенностью, причем для достижения высокой эффективности оптимальным является соотношение высокой личностной и низкой ситуативной уверенности [1].

Уверенность в суждениях обычно понималась как характеристика процесса принятия решения. Считалось, что она представляет собой системное психическое образование, выполняющее такие функции: когнитивную - рефлексия субъекта о полученной информации, своих знаниях, вероятностный прогноз правильности решений; регулятивную - переживание и состояние, связанное с этими процессами и влияющее на латентность и результат решения (принятие той или иной гипотезы в зависимости от прогноза их правильности) и когнитивно-регулятивную - оценка правильности решения [5].

Что касается уверенности в себе, то многие данные были получены в контексте исследования других психических явлений. Поэтому уверенность в себе в разных психологических исследованиях характеризуется по-разному. Например, Дж. Вольпе использовал этот конструкт как показатель открытости личности в отношениях с другими людьми, Либерман - «как способность к самовыражению», А. Лазарус - «как привычку к эмоциональной свободе» [3]. А. Рич и Г. Шредер дали следующее определение уверенности в себе - это «способность искать, поддерживать или усиливать подкрепление в межличностной ситуации благодаря выражению чувств или желаний, когда такое выражение связано с риском не только потерять поддержку, но и быть наказанным» [3, с. 88].

Е. А. Серебрякова рассматривает уверенность в себе как специфическую самооценку, измеряемую по трем показателям: величине, степени устойчивости и степени адекватности. С этой точки зрения уверенность выступает как высокая стабильная самооценка, относящаяся одновременно к операционально-технической и ценностной стороне собственного «Я». «Характеристики самооценки сохраняют величину и устойчивость и когда речь идет об уровне притязаний, личностном стандарте достижения и формирующегося на их основе прогноза о достижимости результата, превращаясь, таким образом, в установку на себя» [2].

Проблема уверенности в себе затрагивалась также при исследовании «Я»-концепции. Выделяют три аспекта «Я»-концепции, связанные с уверенностью. Первый из них - это самосоответствие, то есть соответствие способностей и качеств субъекта его мотивам и целям (по В. В. Столину), а также соответствие (или небольшое расхождение) «Я»-идеального и «Я»-реального личности (по К. Роджерсу). Второй аспект - это внутренняя согласованность и интегрированность составляющих «Я»-концепции, ощущение непрерывной самоидентичности и единства собственного «Я». Третий аспект «Я»-концепции, связанный с уверенностью, касается оценки уровня своих возможностей по сравнению с другими людьми и трудностью принимаемых и вырабатываемых целей. Отсюда следует, что только весьма специфическая и достаточно определенная «Я»-концепция способна генерировать уверенность в себе. Когда концепция о себе построена на четкой иерархии, высоко интегрирована, в ней не обнаруживается конфликтов и она не находится в противоречии с общей ценностной системой (построенной таким же образом), то возникает уверенность, выступающая как качество целостной личности [2].

Рита и Роджер Ульрих предложили определение уверенности, отражающее три аспекта: когнитивные, эмоциональные и поведенческие компоненты, проявляющиеся во взаимодействии с социальным окружением. Под уверенностью в себе они понимают способность индивидуума предъявлять требования и запросы во взаимодействии с социальным окружением и добиваться их осуществления. По их мнению, к уверенности относится также способность разрешать себе иметь запросы и требования (установки по отношению к самому себе), осмеливаться их проявлять (социальный страх и заторможенность) и обладание навыками их осуществления (социальные навыки) [4].

В. Г. Ромек и В. Б. Высоцкий разработали и привели определения уверенности независимо друг от друга, но, что примечательно, эти определения практически совпали. По их мнению, «уверенность в себе - это принятие своих действий, решений, навыков как правильных, уместных (то есть принятие себя)» [5, с.56]. То есть в качестве ядра уверенности выступает генерализованное стабильное позитивное отношение индивида к собственным навыкам, умениям и способностям, проявляющееся в затрагивающих индивида социальных ситуациях и предполагающих его личное участие. Кроме этого, В. Г. Ромек отмечает, что важным компонентом уверенности в себе являются самооценки индивидом собственного поведенческого репертуара и вера в его эффективность, доказана связь между верой в самоэффективность и уверенностью поведения [4].

В качестве ведущих личностных детерминант уверенности были выявлены такие базовые структуры, как мотивация достижений, волевой самоконтроль и тревожность, а социально-психологическими детерминантами выступили принятие себя, инициатива и смелость в социальных контактах [5].

Представители бихевиорального направления различают три класса проявлений уверенности в себе: выражение положительных чувств, проявление негативных эмоций и умение отказывать в просьбе. А. Лазарус, описывая феномен уверенности в себе, выделил четыре фактора: способность сказать «нет», способность призвать на помощь и обратиться с просьбой, способность выражать негативные и позитивные эмоции и чувства и умение инициировать общение (способность начинать, продолжать или заканчивать разговор). Таким образом, бихевиористы пришли к заключению, что отсутствие или неразвитость той или иной способности (умения) приводит к снижению уверенности в себе. Поэтому уменьшить или снять барьеры, мешающие человеку быть уверенным в себе, можно с помощью обучения его навыкам уверенного поведения, а также проведя простой тренинг уверенности [3].

Но, по мнению В. Г. Ромека, предположение о том, что неуверенность является причиной отсутствия необходимых навыков уверенного поведения, не подтверждается. Так как многие неуверенные люди обладают необходимыми навыками уверенного поведения, но не используют их в силу каких-либо причин. В его представлении уверенное поведение есть культурно нормированный репертуар навыков, обеспечивающий самореализацию человека в соответствующей социальной среде. Личный репертуар уверенного поведения конкретного человека, с одной стороны, определяется характеристиками социально нормативного уверенного поведения (представления в обществе о том, какими навыками должен обладать уверенный в себе человек), с другой - личным поведенческим репертуаром и образуется их пересечением.

Были получены некоторые данные о необходимых условиях формирования уверенности. Например, установлено, что дефицит общения, однообразие или отсутствие социальных связей со стороны социальной среды приводят к значительным недостаткам уверенности («выученная беспомощность«). Уверенность в себе формируется при наличии разнообразной и адекватной обратной связи при преобладании позитивного подкрепления успешных попыток реализации личных целей индивида. Позитивные оценки (отношение к индивиду) других людей преобразуются в ходе социализации в привычные позитивные самооценки своих навыков и способностей [4].

Е. А. Серебрякова, проведя исследование, установила, что личный опыт играет доминирующую роль по сравнению с внешней оценкой при формировании адекватного отношения к себе. С другой стороны, высокая адекватная внешняя оценка оказывает чрезвычайно сильное, но одностороннее воздействие на самооценку. За ней следуют даже тогда, когда она противоречит прежнему опыту в этой деятельности. Причем Е. А. Серебрякова выделяет уверенных лиц не на основе достигнутых результатов (что, по ее мнению, может произойти и случайно), а по характеру применяемых средств (соответствующих или нет данной ситуации) [2]. З. В. Кузьмина также получила данные, что уверенность в себе, прежде всего, опирается на самооценку собственной деятельности, а не на внешнюю оценку и предполагает отвержение критики.

Таким образом, уверенность в себе трактовалась через описание различных психических явлений. Это и способность к самовыражению, и высокая стабильная самооценка, и принятие себя. В качестве ядра уверенности выступает самостоятельно выработанное стабильное позитивное отношение индивида к собственным навыкам, умениям и способностям.

ХАРАКТЕРИСТИКА ИСПЫТУЕМЫХ И ПРИМЕНЯЕМЫЕ МЕТОДИКИ

В исследовании приняли участие 30 человек. Все они имеют инвалидность по различным заболеваниям, таким как заболевания сердечно-сосудистой системы, заболевания опорно-двигательного аппарата, сахарный диабет, хроническая почечная недостаточность и другим. Срок пребывания на инвалидности различен: от нескольких месяцев до 10 лет. Возраст испытуемых находился в пределах от 30 до 55 лет. Испытуемые имели среднее специальное или высшее образование.

Методики подбирались с намерением охватить и исследовать различные проявления уверенности в себе:

  • с помощью 16-факторного опросника Кэттелла определялся уровень самооценки, самомнения, эго-напряженности и стрессоустойчивости («сила Я» или «слабость Я»);
  • для определения отношения инвалидов к себе и принятия себя применялся «Опросник самоотношения»;
  • проявление уверенности в поведении диагностировалось с помощью методики «Стратегии самоутверждения», разработанной Е. П. Никитиным и Н. Е. Харламенковой;
  • для определения развитости мотива самоуважения использовался «Опросник мотивации» В. К. Гербачевского. Особенность этого опросника заключается в том, что мотив самоуважения выступает в качестве показателя уровня притязаний в сложнопроблемной ситуации. В нашем случае в качестве проблемной ситуации выступала сама ситуация исследования;
  • тест Лири позволил определить степень развитости у испытуемых тенденции «уверенность в себе» и других тенденций.

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ

После обработки результатов оказалось, что у 70 % испытуемых наблюдается заниженная самооценка. Она достаточно часто (в 80 % случаев) сопровождается низкой стрессоустойчивостью («слабость Я«) и в половине случаев с высоким самомнением и высокой эго-напряженностью. Такие результаты свидетельствуют о том, что среди испытуемых с заниженной самооценкой и эмоциональной неустойчивостью имеется группа инвалидов, которые проявляют собранность, энергичность, могут доминировать над другими людьми и стремятся контролировать свои эмоции и чувства.

Наличие этих противоположных тенденций подтверждается результатами, полученными с помощью методики»Стратегии самоутверждения«. Выявлено, что у всех инвалидов, несмотря на уровень их самооценки, поведение находится в рамках уверенного. То есть возможная внутренняя неуверенность в себе не проявляется внешне, благодаря тому что испытуемые успешно используют навыки уверенного поведения.

Значимых различий между мужчинами и женщинами по показателям самооценки, стрессоустойчивости и самомнения не выявлено.

Ситуация исследования выступила для испытуемых как искусственно созданная проблемная ситуация. В связи с чем мотивация, возникшая в процессе заполнения методик, включила в себя элементы, соответствующие актуализированным потребностям. Мы полагали, что для неуверенных в себе людей в данном случае центральное место в мотивационной структуре должен был занять мотив самоуважения. Наше предположение подтвердилось: оказалось, что степень развитости мотива самоуважения (у 40 % инвалидов) связана с заниженной самооценкой, а значит, и с неуверенностью в себе. Причем, как оказалось, внешне это может проявляться в виде высокого самомнения и самоконтроля или, наоборот, как беспокойство, раздражительность.

Установлено, что уровень мотива самоуважения зависит от вида заболевания и группы инвалидности. Так, высокие показатели мотива самоуважения были обнаружены у инвалидов II и III групп с заболеваниями сердечно-сосудистой системы и опорно-двигательного аппарата. Низкие показатели - у инвалидов I группы с заболеванием»хроническая почечная недостаточность«.

С помощью»Опросника самоотношения«были получены следующие результаты: у 45 % испытуемых отмечены высокие показатели по шкалам»Глобальное самоотношение«и»Самоинтерес«. Относительно развитости у инвалидов аутосимпатии, самоуважения и самопринятия трудно сделать какие-либо выводы, так как по соответствующим шкалам преобладают средние показатели, а высокие и низкие присутствуют в равной мере. При этом, как показывает анализ результатов, низкий уровень самоуверенности является следствием заниженной самооценки. Установлено, что у женщин чаще, чем у мужчин, наблюдалось позитивное отношение к себе, а также высокие показатели по шкалам»Самоуважение«и»Аутосимпатия«.

Нужно отметить, что по шкале»Ожидание положительного отношения от других людей«высоких показателей вообще не обнаружено, а у 30 % испытуемых наблюдаются низкие показатели по этой шкале. Предположительно это связано с заниженной самооценкой и низкой стрессоустойчивостью, поскольку обнаружена связь между наличием скептицизма, недоверия, подозрительности и обидчивости (тенденция»скептицизм«в тесте Лири), с одной стороны, с показателями самооценки и стрессоустойчивости, полученными с помощью опросника Кэттелла, - с другой. Также выявлено, что низкие показатели по шкале»Ожидание положительного отношения от других людей«связаны с высоким самомнением (фактор Q3 в опроснике Кэттелла). Кроме этого, отмечено, что проявление отзывчивости и бескорыстия у 40 % инвалидов также связано с заниженной самооценкой.

Что касается тенденции»уверенность в себе«, диагностируемой с помощью теста Лири, то в большинстве случаев она развита на адаптивном уровне. Тенденция»уступчивость«, связанная с заниженной самооценкой и являющаяся следствием неуверенности в себе, проявляется на промежуточном уровне (между адаптивным и дезадаптивным) у 25 % инвалидов. Причем можно сделать вывод, что существующий уровень уверенности в себе устраивает испытуемых, поскольку при повторном выборе признаков для идеального образа»Я«(«Каким я хотел бы быть«) тенденция»уверенность в себе« по-прежнему осталась на адаптивном уровне.

ВЫВОДЫ

Таким образом, мы установили, что заниженная самооценка достаточно часто встречается у инвалидов с различными видами заболеваний и сроками нахождения на инвалидности. При этом она связана с низкой стрессоустойчивостью,»слабостью Я» и провоцирует низкую самоуверенность, что, по нашему мнению, вызвано наличием инвалидности, сужением круга общения, уменьшением обязанностей и установлением иных отношений с социальной средой. С другой стороны, заниженная самооценка способствует возникновению у испытуемых мотива самоуважения, а значит, они могут ставить перед собой все более трудные цели в однообразной деятельности, что компенсирует их трудности. Однако эта тенденция отмечена только у инвалидов II и III групп с заболеваниями сердечно-сосудистой системы и опорно-двигательного аппарата. У инвалидов же I группы с проявлениями хронической почечной недостаточности отмечен низкий уровень мотива самоуважения. Плюс ко всему установлено, что у всех инвалидов, несмотря на уровень их самооценки, поведение находится в рамках уверенного. То есть возможная внутренняя неуверенность в себе не проявляется во вне благодаря тому, что инвалиды успешно используют навыки уверенного поведения. Мы полагаем, что это связано с наличием позитивного отношения к себе и самоуважения. Иногда заниженная самооценка проявляется внешне как высокое самомнение и самоконтроль или, наоборот, как беспокойство, раздражительность. Кроме этого, вследствие заниженной самооценки у инвалидов развито недоверие и подозрительность к другим людям, они не надеются на их положительное отношение.

Итак, можно сделать вывод, что неуверенность в себе, являясь целостным симптомокомплексом, диагностируется у инвалидов в виде таких психических явлений как заниженная самооценка, низкая стрессоустойчивость, чувство вины и низкая самоуверенность. Но благодаря развитости у испытуемых самоуважения и положительного отношения к себе, а также благодаря успешному овладению навыками уверенного поведения, они не испытывают неудобств в связи с наличием описанных аспектов неуверенности в себе.

Приведенное исследование является начальным этапом в проведении исследования неуверенности в себе у инвалидов. В дальнейшем предполагается провести исследование уверенности в себе у людей, не являющихся инвалидами, и сравнить полученные результаты с уже имеющимися. Возможно проведение расширенного исследования для выявления особенностей проявления уверенности в себе в зависимости от наличия различных заболеваний и срока пребывания на инвалидности.

Список литературы

Вайнер И. В. Субъективная уверенность как фактор решения психофизической задачи // Психология труда в условиях проблемных ситуаций: Межвузовский сборник научных трудов. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1996. - С.185 - 191.
Зиновьева И. Л. Влияние уверенности на организацию мыслительной деятельности: Дис. … канд. психол. наук. - М.: ИП РАН, 1989.
Никитин Е. П., Харламенкова Н. Е. Феномен человеческого самоутверждения. - СПб.: Алетейя, 2000. - 224 с.
Ромек В. Г. Уверенность в себе как социально-психологическая характеристика личности: Дис. … канд. психол. наук. - Ростов н/Д: Изд-во РГУ, 1997.
Скотникова И. Г. Проблема уверенности: история и современное состояние // Психологический журнал. - 2002. - № 1. - С. 52 - 60.