БАРЬЕРЫ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ОБЩЕНИЯ

В тот момент, когда мы сами или наш партнер начинаем разговор, у нас принципиально существует возможность выбора стиля поведения из множества вариантов. Одни варианты способствуют нашему взаимопониманию, другие — его затрудняют. В зависимости от нашего выбора, мы можем понять партнера и помочь ему понять нас или же затруднить наше взаимопонимание.

Очень сильно от нашего выбора зависят и чувства, которые возникнут между нами, и желание встречаться и разговаривать в будущем.

Многие психологи (и в первую очередь — Томас Гордон) специально анализировали те способы ведения разговора, которые мешают людям понять друг друга, ухудшают их взаимоотношения, вызывают злость, протест и раздражение.

Такие способы поведения принято называть «барьерами общения». Далее мы подробнее поговорим об этих барьерах и о последствиях их использования.

В самом общем виде Томас Гордон попытался выявить и классифицировать такие действия, которые уже в самом начале разговора приводят к его прекращению. Прекращению не в физическом, а в психологическом смысле: партнеры перестают слушать и понимать друг друга, совершенно перестают интересоваться смыслом разговора и реагируют только на то, что лежит на поверхности. Я назову здесь лишь некоторые, наиболее часто встречающиеся и привычные, «барьеры общения» и проиллюстрирую их короткими примерами.

•  Негативные оценки и ярлыки (оскорбления)

Ты несешь абсолютную чушь!

Так обращаться со мной нельзя!

Это неверно!

В определенных ситуациях от нас, конечно, ждут оценки (например, когда я принимаю экзамен). Но это случается довольно редко — в большинстве же случаев партнера интересует не наша оценка, а его собственные чувства, желания и впечатления, его собственный внутренний мир. Все люди разные, поэтому наша оценка (какой бы верной она ни была) едва ли совпадет с точкой зрения партнера. Партнер среагирует на сам факт оценки, и, скорее всего, станет оспаривать либо саму оценку, либо ваше право ее высказывать в том же самом — оценочном — стиле:

Да ты и сам(а) небольшого ума. Ты меня сама к этому провоцируешь. Не твоего ума дело пойди поучись!

Последняя фраза принадлежит уже к следующему типу барьеров — к советам.

•   Советы

Я бы тебе не советовал так со мной обращаться.

Мой тебе совет прекрати сейчас же!

Не советую тебе меня злить.

Если нас попросили о совете — совет следует дать. Но в других случаях советы всегда воспринимаются очень и очень настороженно и часто вызывают у партнера чувство протеста.

Отстань ты от меня со своими советами! (приказ)

Кто ты такой, чтобы мне советы давать? (вопрос)

Вот нам встретился и еще один, на первый взгляд, абсолютно безобидный, барьер общения:

•   Вопросы (на которые не нужно или невозможно отвечать)

Что ты здесь делаешь?

Где тебя носило до двух ночи?

Кто ты такой вообще?

Как ты смеешь?

Ты в своем уме?

О чем ты сейчас думаешь, когда я с тобой разговариваю?

Любой вопрос предполагает ответ — но эти вопросы ответа не требуют. Предполагается, что партнер сам поймет, как вы злы, обижены, расстроены, как вы волновались. Но он-то как раз в этой ситуации вряд ли будет стремиться угадать ваши чувства. Он сам начнет задавать вопросы, не ожидая никакого ответа на них.

А твое какое дело?

А почему тебя это волнует?

Ты меня обидеть хочешь?

Партнер выйдет из себя и попробует прекратить неприятный ему разговор. Очень вероятно использование категорических требований, то есть приказов.

•   Приказы

Прекрати меня злить! Замолчи сейчас же! Иди в свою комнату! Сейчас же прекрати плакать!

Приказы отдает начальство в армии и на производстве. В семье и между близкими людьми предполагается равенство и взаимное уважение. Приказ — это всегда насилие в той или иной мере, поскольку желания двух людей полностью совпадают очень и очень редко. Приказ (даже если он абсолютно оправдан и справедлив) всегда вызывает чувство протеста и желание его оспорить. А кто тебя злит? Сама умолкни! Не пойду, хоть режь меня! Ты меня совсем убить хочешь?

Часто в такого рода разговорах люди теряют над собой контроль и начинают делать предположения, которые имеют отдаленное отношение к реальности, приписывают другим причины и намерения, которых на самом деле нет.

•   Ложные аргументации

Всем нам свойственно приписывать свои опасения другим людям. Например, кто-либо хочет попросить шефа повысить ему зарплату или предоставить пару дней отпуска за свой счет, боится сам, что шеф откажет, и именно это опасение приписывает шефу:

Вы никогда ни в чем не идете мне навстречу!

С вами просто невозможно разговаривать на серьезные темы!

Люди для вас ничего не значат!

Ты меня не сможешь убедить в своей правоте даже не пытайся!

От обычных оценок ложные аргументации отличаются тем, что в них концентрируются опасения конкретного человека, но эти опасения часто безо всяких к тому оснований приписываются другому. Партнер оказывается в очень сложном положении: оспаривать ложные аргументации — значит лишь еще больше дразнить другого, соглашаться же с абсурдом тоже не резон. Некоторые из ложных аргументаций превращаются в своего рода языковые штампы, но от этого их деструктивное влияние не уменьшается:

Ты меня в могилу свести хочешь!

Ты это делаешь специально, чтобы меня позлить!

Ты только о том и думаешь, как бы меня посильнее задеть!

Страх и агрессия, которые тесно переплетаются в такого рода высказываниях, очень сильно мешают открытой и честной коммуникации и часто являются следствием еще одной коммуникативной ошибки, мешающей человеку стать уверенным.

•   Обобщения, глобальные выводы из единичных случаев

Страх или другие сильные эмоции заставляют человека делать поспешные выводы. Не имея времени для множественных экспериментов, мы делаем поспешные выводы, которые едва ли будут надежными. Например:

Ты ни разу в жизни ничего для меня не сделал(а)!

Уборкой в нашем доме занимаюсь только я!

Ничего хорошего в жизни я от тебя не видела!

За всю нашу совместную жизнь ты ни разу даже гвоздя в стену не забил без уговоров!

Такие обобщения едва ли будут верными, да к тому же партнер легко вспомнит, как он месяца три назад протер пыль или вбил гвоздь исключительно по собственной инициативе. Он вспомнит этот факт, и сам начнет приписывать нам свои опасения:

Ты меня никогда не слушаешь!

Тебя ни в чем невозможно убедить!

Склонность распространять единичные факты на всю вселенную тоже часто становится барьером открытой и честной коммуникации. Однажды столкнувшись с отказом, мы опасаемся отказов впредь и на этом основании приписываем другому качества, которыми он, возможно, совсем не обладает:

Он никогда ни в чем не уступит!

Ни один мужчина мной не может заинтересоваться...

 •   Ирония, язвительность Шутки и подтрунивания друг над другом хороши до тех пор, пока они доставляют удовольствие обоим партнерам по общению. Здесь легко можно потерять меру и перейти ту грань, за которой любые, даже самые безобидные в другой ситуации, слова начинают обижать и злить партнера. Эта грань индивидуальна, очень  зависит от ситуации,  отношений между партнерами, от контекста разговора. Вполне нейтральные фразы, такие, как Ну ты у меня и герой! Ты просто писаная красавица!

На тебя теперь бея школа с восхищением смотрит! в иной ситуации могут вызвать довольно сильные (негативные) реакции партнера.

На эти и другие формы затрудненного общения люди обычно реагируют весьма эмоционально, причем эмоции чаще всего имеют негативный характер. Рост агрессивности, конечно, будет препятствовать формированию уверенности в себе, и барьеры общения в этом случае становятся препятствием нашему росту. Что же в этом случае мы можем сделать? Выход у нас всегда есть, есть даже несколько выходов из ситуации, когда барьеры общения мешают людям достичь ясности в коммуникации, разрушают их взаимоотношения. Мы можем игнорировать мешающее поведение, как бы перепрыгнуть барьер, мы можем запретить его, мы можем его разрушить.

Причем запрет в этом ряду — самая неэффективная форма поведения, поскольку сами запреты — одна из форм барьеров.

«Что же здесь сложного? — спросите вы. — ...Ведь это так просто — взять и сказать, что я чувствую и чего я хочу от партнера. Я ведь всегда так и поступаю».

Сложного ничего нет — отвечу я. Все мы так или иначе говорим о своих чувствах и желаниях. Говорим постоянно — каждый день. Проблема состоит только в том, как, в какой форме мы говорим о чувствах и желаниях.

К сожалению, нормой является именно закрытое, то есть косвенное, непонятное для собеседника, а часто и оскорбительное для него выражение чувств. Я убедился в этом, предлагая самым разным аудиториям выполнить следующее упражнение: