1999: Ромек В.Г. Уверенность в себе:этический аспект.

// Журнал практического психолога, №9, 1999, с.3-14

© Владимир Ромек, 1999

Введение

На новогодний утренник в школе, где учится моя дочь, я немного опоздал, и застал только кульминацию захватывающего действа, инсценированного школьниками. Баба Яга подбросила в школьные завтраки страшную отраву - капсулы "Я". Все ученики начали говорить и думать только о себе, отказывались слушаться завуча, точнее - задавали ужасный вопрос: "А почему я должен это делать?". Ответ "Потому что я так сказала" - не производил на отравленных "Я" никакого впечатления. В общем - сущий ужас.

Положение, понятное дело, спасла добрая волшебница, которая потихоньку подсунула детям витамин "Мы", они его проглотили и - жизнь снова стала счастливой и солнечной. "Мы" дружно прокричали: "Ёлочка, зажгись!", и загорелся огонь любви и единения. Завуч произнесла слова поздравления.

Критерии счета

Ясный и однозначный лейтмотив школьного спектакля вызывает ряд вопросов, ответы на которые с точки зрения современных теорий уверенности в себе далеко неоднозначны.

Добавляет ли уверенности в себе принадлежность к группе, эмоциональная идентификация с целями коллектива (Петровский, 1978)? Или наоборот: уверенность означает противопоставление себя, собственного мнения мнению других людей, без оглядки на окружающих (Сальтер, 1949)? На основании каких признаков мы должны судить об уверенности в себе? Может быть действительно, вопреки всем теориям, именно чувство единения и принадлежности группе помогает избавиться от социального страха, осознать свои права и поверить в себя?

Психологами предложено уже немало критериев оценки уверенности в себе: поведенческих, эмоциональных, когнитивных, социально-психологических. Попробуем оценить с точки зрения этих критериев результаты действия отравы с этикеткой "Я".

Самыми простыми с точки зрения оценки кажутся особенности поведения маленьких актеров. Уверенностью в себе можно было бы считать, например, владение завершенными схемами поведения (Лазарус, 1973, 1978), или некоторые его особенности (Сальтер, 1949). Можно было бы попробовать опереться на индикаторы социального страха (Вольпе, 1969) или выученной беспомощности (Селигман, 1975). Не было бы большой натяжкой попробовать оценить школьную успеваемость отравленных. Мы начнем наш анализ со схем поведения в том порядке, в каком их называет Арнольд Лазарус, поскольку именно здесь можно увидеть наибольшие противоречия научных данных "духу" школьного спектакля. Что же именно, какие особенности поведения Лазарус считает основой уверенности в себе и социальной компетентности и в какой мере они соответствуют зафиксированному в школьном сценарии идеалу?

1. Способность открыто говорить о своих желаниях и требованиях.
Употребление витамина "Мы" вряд ли будет способствовать открытому выражению потребностей, желаний, и, тем более, - требований. Скорее, "вылечившимся" детишкам придется отказываться от личных желаний в пользу мнения и желаний большинства. Трудно вообразить себе такой сплоченный коллектив, в котором бы общие цели максимально соответствовали потребностям отдельных его участников (люди все-таки - разные), и в котором бы каждый без лицемерия мог говорить: "мы все хотим, требуем одного и того же, а именно:…".

2. Способность сказать "Нет".
И с этим навыком возникают определенные проблемы, очень похожие на только что описанные. Единодушное коллективное "Нет" очень труднодостижимо, из-за индивидуальности желаний, целей, ценностей, уровня интеллекта и т.д.

3. Способность открыто говорить о своих чувствах.
Ну этого уж вскормленные на витамине "Мы" не могут никогда и не при каких обстоятельствах. Попробуйте-ка выразить свои собственные чувства открыто, не используя местоимения "Я".

4. Умение устанавливать, поддерживать и заканчивать разговор.
Этот навык коллективистам, конечно, удается лучше всего, особенно последний его компонент. Бойкот "чужака" и поддержка "своих" всегда удавались лучше в коллективе единомышленников, руководимых вождем на основе простой и близкой массам идеи, так что каждый громко говорил "мы", подразумевая - "он".

Отчего же идеи классиков тренинга уверенности так далеки оказались от воспроизведенного десятки раз сценария школьного спектакля? Почему "я" было отнесено к отраве, мешающей счастливой школьной жизни? Ведь именно "использование местоимения Я" еще один классик уверенности - Андрэ Сальтер - назвал среди шести характеристик уверенности в себе, а попытки спрятаться за неопределенными формулировками ("все ученики нашего класса хотят…", "правительство работает", "мы боремся с преступностью") считал проявлением слабости и неуверенности в своих силах. Неужели Россия - настолько особенная страна, что даже классику психологии уверенности нужно переписывать в специальной "русской" версии?

"Я" - последняя буква в алфавите

Особое отношение к проявлениям индивидуальности в России, конечно, имеет многочисленные культурные и социально-политические предпосылки. Конечно же, общественные цели и коллективная ответственность за результаты действий всегда ценились выше личных целей и личной ответственности. Местоимение "Я" в этом смысле - достаточно неудобная форма выражения того, что ценится выше - после "я" приходится постоянно добавлять "от лица нашей организации", "я, как и весь народ России, как и все люди моего города, как и все прогрессивное человечество". Так ведь удобно, выгодно, социально одобряемо, нормативно.

Но, к сожалению, ложно и малопродуктивно. Люди, множество "я", учащихся в школьном классе, живущих в моем городе и составляющих прогрессивное человечество, все же - разные люди, с разными "я", с разной мотивацией и с разной степенью согласия с принятым в качестве нормативного мнением.

Более того, именно мнение меньшинства, а в решающие моменты истории - и отдельных лиц, которое даже лексически трудно выразить в безличной форме или от третьего лица ("есть мнение", "некоторые полагают"), часто оказывает решающее влияние на принятие наиболее творческих и продуктивных решений. Не вследствие ли этого уверенность в себе считают одним из главных качеств, заставляющих серое большинство считаться с неординарными решениями и идеями (Майерс, 1997, 391-392)? 

Типы материалов: 

Страницы